Фасциальные взаимосвязи | Центр здоровья Владимира Гламазды "Мир Человека"

Блог Владимира Гламазды

Чтобы обучить другого, требуется больше ума, чем чтобы научиться самому

Фасциальные взаимосвязи

Фасциальные взаимосвязи

Жизнь организма — это чередование ритмов. Ритм — это постоянное колебание между двумя волнами: вдохом и выдохом. Эта реальность, которая обнаруживает себя с первым дыханием жизни, оживляющим клетку, и сохраняется до ее последнего дня, следуя все время вегетативным законам природы.

Клетки, ткани, органы, каждая и каждый со своей особой функцией, стимулируемой ритмическим колебанием, заданным движением наполнения и опустошения желудочков мозга, сердца и легких, обретет свою собственную равнодействующую расширения и сокращения.

Механизм передачи  всех взаимосвязей в организме — фасциальная система. Фасции, апоневрозы, связки, сухожилия и т.д. составляют целостную фасциальную цепь, состоящую из одних и тех же компонентов в разных  пропорциях, различаясь по роли, которую они играют, и по внешнему виду.

Роль защиты и поддержки, долгое время считавшейся единственной функцией соединительной ткани, конечно же не было случайным: все органы контролируются, связываются воедино, пронизываются и моделируются фасциями и соединительной тканью, пытающейся разграничить между собой функциональные единства, разделяющей отдельные клетки паренхимы, группы мышц, компоненты кровеносной системы, лимфатической и кишечной.

Будучи более устойчивыми, чем волокна собственно органов, коллагеновые волокна играют соединительную и опорную роль, препятствуя всякого рода прогибам, просачиваниям, смешению или перемешиванию с другими тканями.

Функция поддержки в теле осуществляется начиная с костей, которые создают жесткую несущую структуру для распределения направлений силы и нагрузки, способствующих поддержанию вертикального положения тела с помощью различных суставов.

Связочная система позволяет иметь жесткую и крепкую структуру, но одновременно гораздо более эластичную по сравнению с податливостью костной ткани.

Суставные хрящи представляют действенный механический элемент, способный противостоять излишнему трению и снижать его; синовиальные оболочки со своей стороны обеспечивают смазочную систему, способную сократить и рассеять повышенное тепло, образованное механическими усилиями.

Внутренние и внешние органы заключены в пленку соединительной ткани; соединительные структуры размежевывают автономные функциональные единицы.

Метаболизм и иммунная система имеют место постольку, поскольку маленькие капиллярные сосуды целиком окружены тем же типом ткани, позволяющим сообщаться с внутренней стороной их стенок и паренхимы, и таким образом могут выполнять свое функции.

Органическая и покрывающая внутренние органы часть фасциальной ткани предусматривает два листка, наложенные друг на друга с жидкой прослойкой посередине, чтобы способствовать взаимному смещению и скольжению, как при легочном дыхании (самая известная ситуация), так и в других случаях сокращения и расширения (работа сердца, наполнение и опустошение внутренних органов и желудочков мозга).

В эмбриональном развитии точки соединения внутренних и внешних органов имеют предельно простое расположение, на передней стороне хорды; в дальнейшем, с принятием вертикального положения, расположение подвешивающих аппаратов органов эволюционирует вплоть до обретения свойств настоящих связок, даже в направлении составляющих их волокон.

То же самое происходит со структурами, расположенными в точках смещения, а, следовательно, и трения между органами.

Защитная функция не исчерпывается созданием амортизирующих подушек, механизмов смещения и зон опоры или подвешивания; функция совершенствуется и достигает превосходной степени в защите тела через перераспределение накопленной кинетической энергии.

Наше тело не выпадает из элементарных правил кинетики, связанных с движением и ускорением, следовательно, в момент, когда происходит толчок, соединительная ткань, содержащая большое количество воды, обеспечивает первичную амортизацию благодаря своей способности распространять аккумулированную энергию по широкой поверхности.

Это свойство, получившее название пассивной защиты, крайне эффективно, даже если становится иногда обоюдоострым оружием. В случаях удара плетью из-за энергии, аккумулированной жидкими массами тканей тела, ущерб проявляется позднее.

“…Если бы эта энергия не рассеивалась собственными жидкими массами фасциальной ткани и последствия удара хлыстом, толчка или травмы появлялись бы сразу, какой ущерб был бы нанесен организму?”

Есть только один ответ: конечно, гораздо более тяжелый!

Пример: лезвие ножа разрывает ткани и образует резаную рану только будучи примененным с заточенной стороны; использование тупой стороны может привести к натиранию, распуханию, кожной реакции, но не к подлинному органическому повреждению; единственное отличие между этими двумя ситуациями — это площадь поражаемой поверхности. Чем больше площадь, на которую распространяется травмирующее воздействие, тем менее серьезным будет биологический ущерб, причиненный травмой.

Вторая фаза защитной роли следует за первой и заключается в распространении приложенной ударной силы посредством сплошной фасциальной системы.

Сила, воздействовавшая на тело, приводит к концентрации кинетической энергии в точке удара, вызывая мощные повреждающие последствия. Непрерывность соединительной ткани препятствует большой концентрации кинетической энергии; она перераспределяется через звенья ткани и затем рассеивается посредством ряда факторов, связанных с возобновлением движения и функциональной адаптацией, как фасциальной, так и общей органической, при которой кинетическая энергия преобразуется в тепловую, электрическую и пр., не допуская образования большого количества потенциальной энергии. Эта вторая фаза обозначается термином активная защита.

“Биологический ущерб” — это стратегия, которой фасциальная система оперирует с целью предотвратить накопление кинетической энергии, неожиданно поступившей за такое короткое время, что организм не в состоянии вытерпеть и перераспределить ее (физика учит, что энергия не может быть разрушена, но переводится в другие формы).

Остеопатия с ее фасциальными техниками продемонстрировала себя эффективным орудием для нейтрализации таких ситуаций, облегчая перераспределение кинетической энергии посредством все увеличивающегося рассеяния и уменьшая потенциальную разрушительную мощность.

Роль фасций в координации движений

Фасции и апоневрозы участвуют в координации движений как мышц, так и внутренних органов, разделяя перепонками мышечные структуры и гарантируя, что группы, способные сокращаться, нацеленные на выполнение подобной роли (синергической), могут работать одновременно над выполнением одной и той же функции.

Каждой перепонке и мышечному ложу способствует в выполнении их функций способность соединительной оболочки поддерживать совокупность частей тела. Нервные структуры, содержащиеся в каждом ложе, находятся в тесном механическом соотношении с тканями, которые должны стимулировать. Роль нервов осуществляется посредством нервно-мышечных волокон, сухожильных аппаратов Гольджи, телец Пачини и органов Руффини.

Окончания Руффини

Располагаются в суставных капсулах и смежных с ними областях; ответственны за мышечное сокращение, которое, вместе с последующим движением, изменяет напряжение капсулы.  Благодаря окончаниям Руффини структуры производят движения,  плавным образом, без рывков. Кроме того, что позволяют поддерживать положение, отмечают направление движения.

Окончания Гольджи

Структуры медленной адаптации, долгое время “усваивают” направленную им информацию. Находятся в связках, присоединенных к суставам, и поставляют информацию независимо от уровня мышечного сокращения таким образом, чтобы сообщать организму о положении суставов, миг за мигом, независимо от мышечной деятельности.

Корпускулы Пачини

Обнаруживаются в надсуставной соединительной ткани; быстро адаптируются и информируют ЦНС относительно степени ускорения производимого движения (рецептор ускорения).

Мышечное веретено

Регулирует тонус мышцы. Расположение веретен, поскольку они крепятся к скелетным мускулам (сухожильная часть), параллельно мышечным волокнам. В то время как спирально-кольцевое окончание быстро реагирует на малейшее изменение длины мышцы, “цветастое” окончание для равновесия выдает информацию только после значительных изменений длины мышцы. Мускульное веретено — это “блок сравнения длины”, который на каждую стимуляцию может долгое время отдавать информацию.

Внутри веретена находятся тонкие межверетенные фибры, меняющие его чувствительность; они могут меняться без какой либо реальной вариации длины мышцы посредством особой приносящей-гамма, управляемой самими фибрами.

Сухожильные рецепторы Гольджи

Больше отражают напряжение мышцы, чем ее длину. Если у органа обнаруживается перегрузка, он может с их помощью прекратить активность мышцы и тем самым избегнуть риска повреждений; этот фактор определяет расслабление мышц.

Точки “триггер” (спусковой схемы, вибратора) являются локализированными областями большой болезненности и повышенного сопротивления; акупрессура этих точек часто провоцирует сокращение / сгруппирование мышц, которое, если его удерживать, вызывает боль в предусматриваемых областях.

Речь идет о сигнальных постах, обеспечивающих постоянную обратную связь с ЦНС и высшими центрами касательно мгновенных состояний ткани, в которой они расположены. Их модуляция может вызываться как психическим влиянием, так и изменениями химического состава крови.

Цепи

Нервно-мышечная совокупность, содержащаяся в соединительной ткани и напрямую с ней контактирующая, дает возможность прямого синергитического участия, когда мышцы присоединяются к апоневрозу, и косвенного синергитического участия, когда мышцы прикрепляются к кости.

Понятие “цепи мышечного напряжения”, введенное остеопатией и затем подхваченное и расширенное постуральной гимнастикой, находит в фасциальной концепции свое применение.

Функция гаранта координации движений, выполняемая соединительной тканью, вытекает из ее связей с нервной системой (благодаря чисто механическому действию, оказываемому на нервный компонент, и ее чувствительности к натяжению); кроме различения движения, интенсивности, силы, веретено в состоянии активировать высшую нервную систему и вырабатывать новые схемы функционирования.

Часто такого рода адаптация выходит за рамки физиологии в компенсациях, задействованных организмом, направленных на устранение любого рода силового воздействия, способного причинить боль.

Если мы будем рассматривать нашу позу как постоянное колебание установления равновесия и его потери, имеющее целью поддержание вертикального положения тела, становится объяснимым, почему, даже при наличии легких аномалий, наша система балансировки должна выполнять корректирование большой точности для поддержания как статической позы (прямостоячее положение), так и динамической (передвижение).

При силовом воздействии фасциальная составляющая нашего тела приспосабливается к ситуации, маскируя и “замалчивая” первичный источник проблемы таким образом, чтобы аннулировать нервное воздействие, вызываемое ситуацией дискомфорта или болевыми ощущениями.

Этот факт позволяет проявиться только последней компенсации, произведенной организмом, и отсюда проистекает симптом боли, который, будучи устраненным без подавления первопричины дисфункции, будет настойчиво вызываться снова начальной проблемой.

Симптом боли — это последний сигнал ряда адаптаций, вводимых по нарастающей компенсационной способностью соединительной ткани, изменяющей физиологическую схему, которые “безмолвствуют” до тех пор, пока самая последняя адаптация в цепи не сможет больше быть компенсирована.

Korr (1976 г.) еще раз подчеркнул важность костного мозга, внутри которого располагается большое количество “моделей (pattern) активности” мышц. Мозг действует, производя комплексные движения, зависящие от активации мышечных цепей, а не от отдельных мышц. Для этой цели привлекаются запрограммированные модели, “хранящиеся про запас” в стволе и костном мозге, которые модифицируются в бесконечное разнообразие моделей еще более сложных и обогащают “склад” этими новыми производными.

Таким образом, каждый род деятельности видоизменяется, усовершенствуется и “исправляется” соответствующими обратными связями, постоянно исходящими от мышц, сухожилий, суставов (их соединительнотканного компонента), участвующих в движении.

GAS (синдрома общей адаптации) и LAS (синдрома местной адаптации)

Синдром общей адаптации, СОА, складывается из реакции тревоги, фазы сопротивления (адаптации), фазы истощения (не удавшейся адаптации) и охватывает весь организм целиком. Синдром местной адаптации, СМА, проявляется практически в той же последовательности, но в ограниченной области тела.

Seyle (1976 г.) назвал стресс неспецифическим элементом, обуславливающим болезнь. Описывая соотношение между синдромом общей и местной адаптации, он особо выделил значение соединительной ткани.

Стресс способствует созданию моделей адаптации, специфических для каждого организма и для каждого вида силового воздействия. В ответ на стресс активируются гомеостатические самонормализующие механизмы.

Если состояние тревоги продолжительно и неоднократно, возникают процессы защитной адаптации, приводящие к долгосрочным изменениям, которые могут стать хроническими.

Посредством пальпации нервно-скелетно-мышечных изменений создается представление о попытках, предпринятых телом, чтобы адаптироваться к накопившимся с течением времени стрессам; получится запутанная картина напряженных, сведенных, уплотнившихся, переутомленных и, наконец, подвергшихся фиброзу тканей (Chaitow, 1979 г.).

Важно понять то, что вследствие продолжительных стрессов постурального типа (обусловленных положением тела), физических и механических, некоторые области тела прикладывают столько компенсационных и адаптационных усилий, что появляются структурные изменения, могущие перерасти в паталогию.

В большинстве случаев сочетание физического и эмоционального стрессов изменяет нервно-скелетно-мышечные структуры до такой степени, что обуславливает ряд идентифицируемых физических аномалий. Компенсационные попытки этих структур породят в свою очередь новые факторы стресса; из-за этого могут возникнуть болевые явления, суставные ограничения, недомогание общего характера, как, например, быстрая утомляемость.

В процессе хронической адаптации к биомеханическому и психогенному стрессу развиваются цепные реакции, связанные с компенсационными видоизменениями мягких тканей (Lewitt, 1992г.).

Эти адаптации всегда во вред оптимальному функционированию организма и являются источником постоянно увеличивающегося функционального беспорядка (физиологические изменения).

Последовательность ответов на стресс

В случае продолжительного увеличения мышечного тонуса возникают:

— задержание продуктов катаболизма и отек;
— местная нехватка кислорода (связанная с потребностями тканей) и последующая ишемия;
—  боль;
—  сохранение или увеличение повышенного функционального тонуса;
— хроническое воспаление или раздражение;
—  стимулирование сенсибилизаторов нервных структур и развитие повышенной реакционной способности (гиперреактивности);
—  активация макрофагов для увеличенной васкуляризации и деятельности фибробластов;
—  фиброз с сокращением / укорачиванием соединительнотканного компонента.

По непрерывным фасциям через все тело любое местное перенапряжение может отражаться и негативно сказываться на отдаленных структурах, поддерживаемых и прикрепляемых самими фасциями (нервы, мышцы, лимфатические и кровеносные сосуды).

Вследствие чего могут появиться:

— изменения в эластических тканях (мышцах) с хронической реактивной гипертонией и последующим фиброзом;
— торможение антагонистической мускулатуры;
— цепные реакции, в которых постуральные мышцы укорачиваются, а фазовые мышцы ослабляются;
— ишемия и боль, вызванная продолжительным мышечным напряжением;
— биомеханические изменения, нарушение координации движений с суставным ограничением и нарушением равновесия, ретракция фасций;
— появление участков с повышенной реакционной способностью неврологических структур (области облегчения) в паравертебральных областях и внутри мышц (точки триггер);
— затрата энергии на поддержание гипертонии и как следствие общее утомление;
— постоянная обратная связь импульсов с ЦНС, психогенные сигналы тревоги с неспособностью адекватно расслабить отделы с повышенным тонусом;
— биологически не замещаемые функциональные модели, вызванные хроническими скелетно-мышечными проблемами и болью.

Эффективность остеопатии заключается в том, что она проделывает обратный путь в восстановлении симптома боли для идентификации первичной причины, прямо воздействие на которую открывает дорогу к ее устранению.

Таким образом, будет иметь место возвращение в физиологическую норму параметров напряжения, что будет подразумевать также — но не только — исчезновение симптома боли.

Фасциальная техника по сравнению с традиционной облегчает поиск первопричины. При утонченной пальпации не трудно следовать направлению натяжения фасций и дойти до истинного происхождения проблемы… особенно в случаях, когда врач не может на основе болевой зоны пациента доказать правильность симптоматологии.

Выдержки из книги Иджинио Фурлан, Эрио Мосси «УСТРОЙСТВО СОЕДИНИТЕЛЬНЫХ ТКАНЕЙ»